Західноукраїнська мистецька спілка / Львів
Організація власних та підтримання існуючих регіональних та мережевих конкурсів в різних жанрах українського мистецтва
Осередки поза Львовом
Наші меценати Наші меценати
Наші інформаційні спонсори
Головна сторінка
Хто ми
Панорама
Духовна практика
Поезія
Проза
Публіцистика
Театр
Візуальне мистецтво
Поезія
Духовна практика
Публіцистика
Автори
Архів
Бібліотеки
Журнали
Cторінки
Для чого
Контакти

ВАША ПРОГРАМА

Маніфест розділу

Архів оглядів:
Квітень 2002
Березень 2002

Історико-культурні дослідницькі дискурси



Rambler's Top100

ПАНОРАМНИЙ ОГЛЯД.

Про навколишнє і внутрішнє очима незаангажованого спостерігача

ТРАВНЕВІ    ПАХОЩІ        Огляд: 01. 05. - 01. 06. 2002р.:

ПОРТРЕТИ НА ФОНІ
ЛАНДШАФТУ:

СВІТ


Володимир Ляшкевич : Бував це я нещодавно в Москві. Обминаючи абсолютно знахабнілі російськомовні банди, як у самому поїзді, так і офіційні, міліцейські, в самій "російській" столиці, між інших справ мав і "літературні". Суть їх була у пошуках вельми втаємниченої книжки Олександра Ісаєвича Солженіцина "Двісті років разом" - том перший.
Хоча Олександр Ісаєвич і є сьогодні найвидатнішою постаттю як Росії, так і всього східного братнього словянства, але його остання книжка не продавалася ніде. Малого того, навіть в комп'ютерну мережу, що поєднує всі московські книжкові магазини вона не була занесена. Звісно, книжку я таки знайшов, прямо у "Олександра Ісаєвича". Тобто в його офіційному московському представництві. Книжечка виявилася достойною, чесною і зважено написаною. Кожне слова Метра обгрунтоване джерелами власне єврейського походження. Що видається надзвичайно важливим. Висновки вам робити самим, одначе, окрім мене книжку, ледь не цілими тиражами купляли і певні молодці, що як сказали працівники офісу, вивозять їх і спалюють, тому , можливо, з її прочитанням у вас виникнуть деякі труднощі. Хіба що на Україні ця справа знаходится в інших руках. Та менше з тим. На чому закінчується в даному напрямку погляд А.І.Солженіцина? Чи можливо його провести далі? За євреїв. Спробувати зрозуміти, а Що сьогодні ховається за їхніми, таки сильно посіченими життям спинами?

Погляд на матеріали А.І. Солженіцина з центрального єврейського ресурса "http://www.sem40.ru/anti/ " - реконструкція тексту.

Аркадий Красильщиков
ЗАЧЕМ? Действительно, зачем? Выдавили, вытеснили, выжгли евреев, осталось совсем немного. Еще одно усилие - и последний миллион покинет Россию. Что тогда? Кто будет виноват в ползучем несчастье русского народа, в фатальном неумении жить по- человечески? Чеченцы, армяне, грузины? Резерв бесконечен. Боюсь, что он никогда не иссякнет, как не прервется ни на минуту вечный, тяжкий, больной стон народа-богоносца. Когда-то разговаривал с одним спортсменом-альпинистом. Он говорил так: "Всю жизнь ползаешь на брюхе, в грязи, но ты был на вершине, над миром - и этого достаточно!" Вспомнил о разговоре этом, прочитав книгу Солженицына. Был знаменитый писатель "на вершине" "Одного дня Ивана Денисовича", "Архипелага ГУЛАГ", "Матренина двора" - "над миром" был этот человек. Вся остальная его писательская жизнь, как мне кажется, - тоскливый и, видимо, вынужденный спуск в грязь, где приходится "ползать на брюхе". Обидно это. Остановиться бы вовремя Александру Исаевичу, как сделал это, к примеру, М.Шолохов. Зачем понадобилось Солженицыну в очередной раз трогать проблему русско-еврейских отношений - совершенно непонятно. Кончился наш роман. Разбежались, ушли друг от друга. Не было никогда любви между нами в невольном браке. Впрочем, то, что евреи ушли - не беда. Русским, похоже, уйти некуда от бреда ксенофобии. Прочтя книгу Солженицына, не обиделся, не обозлился, почувствовал укол давно забытой боли. Зачем столько лет собирать юдофобский мусор, высыпать его на бумагу, вымешивать помои антисемитской лжи. При этом не задохнуться от вони. И лгать, когда уже большая часть жизни прожита. Лгать, лгать, лгать. В предисловии слеплен из скучного, грязного снега первый снежок будущего кома лжи: "В этой книге еврейские голоса прозвучат много обильнее, чем русские". По статистике это так, но голая цифирь не может скрыть, что "голоса еврейские" бесплотны, мертвы, а голоса русские полны страсти, жизни, ненависти. Так отбирал их автор книги. Брал то, что его идее не мешало, отметал все остальное. Большой мастер монтажа, Солженицын искусно спаривал еврейские голоса с русскими. Еврейский голос послушно ткал голое полотно информации. Русский - расцвечивал бесцветную ткань обычным, затейливым узором. Хитра, изобретательна техника "научного" письма Солженицына. Возьму один лишь случай для примера: "еврейский голос" бесстрастно сообщает о солидных доходах шинкарей. В 1882 году последовала реформа, напрочь разорившая эту категорию иудеев Империи. "Русский голос" Солженицына сообщает, что это стало "сильнейшим ударом по экономике российского еврейства". И снова он пускает в ход "голос еврейский": "Введение в конце 90-х годов казенной продажи питей в черте оседлости лишило более 100 тысяч евреев их заработка". И тут же авторский выверт, фокус с "русским голосом" самого Солженицына: " И именно с конца 19 в. заметно усилилась эмиграция евреев из России. Статистическую ее связь с введением казенной питейной продажи не установить, но на то указывают эти 100 000 отнятых заработков". Ловко! Выходит, сами евреи подтверждают, что бежали из России не потому, что при Александре Третьем удавка на еврейском горле дышать не давала и прошел по югу России вал погромов, а потому, что забрали у евреев "излюбленный" питейный промысел, не позволили больше сколачивать состояния на спаивании русского народа. В России к концу 19 века проживало больше трех с половиной миллионов евреев, а тут всего 100 тысяч вокруг шинкарства. Так нет же, главное - лягнуть ненавистное племя, да побольнее. Оставим в покое "еврейские голоса". Вспомним, как писал о еврейских шинкарях Н.С.Лесков. Его блестящий труд "Еврей в России" Солженицын цитирует крайне редко, и тоже с хитрым вывертом. Так вот, этот подлинный классик русской литературы писал о еврейском шинкарстве так: "Художественная русская литература, до пригнетения ее газетной письменностью, относилась к жизни не только справедливее, но и чутче; и в ней мы встречаем типы таких кабатчиков, перед которыми бледнеет и меркнет вечно осторожный и слабосильный жидок... Перенесение обвинения в народном распойстве на евреев принадлежит самому новейшему времени, когда русские, как бы в каком-то отчаянии, стали искать возможность возложить на кого-нибудь вину своей долгой исторической ошибки". Не нужны были Солженицыну "еврейские голоса", чтобы выяснить суть проблемы. Хватило бы и русских, при желании, конечно. Мало ли порядочных, честных писателей и публицистов писало о "еврейском вопросе" в России. Но этих голосов не слышит автор "Двухсот лет вместе". Не хочет слышать. И ладно бы пользовался он в своем труде только "классикой юдофобии": Достоевским, Розановым, Шульгиным. Так нет же, не брезгует этот писатель даже антисемитской прессой, вроде газеты Суворина "Новое время", и документами, давно признанными фальшивкой. Характерно, как "разбирается" он с делом Бейлиса. Хитро берет одну из первых "специальных" судебно-медицинских экспертиз тела Андрея Ющинского и пересказывает ее полностью, нимало не заботясь тем, что была эта экспертиза сфабрикована с целью доказать употребление евреями в ритуальных целях христианской крови: "Убит был 12-летний мальчик Андрей Ющинский, ученик Киево-Софийского духовного училища, убит зверским и необычным способом: ему было нанесено 47 колотых ран, притом с очевидным знанием анатомии". Упоминание о духовном училище не случайно, но это так, к слову. Нет, сам Солженицын все-таки сомневается, что мальчика зарезали евреи в ритуальных целях: "Бейлиса обвинили при сомнительных уликах, потому что он был еврей", но сам процесс автор книги всячески стремится оправдать любыми путями. Подходящие "еврейские голоса" на тему ему обнаружить не удалось, использует одни русские, но какие! Пуришкевич: "Мы не обвиняем всего еврейства, мы мучительно хотим истины... Существует ли среди еврейства секта, пропагандирующая совершение ритуальных убийств?" Розанов: "Железная рука еврея... сегодня уже размахивается в Петербурге и бьет по щекам старых, заслуженных профессоров, членов Государственной думы, писателей". Это писал Розанов о защитниках Бейлиса, а так эти слова комментирует сам Солженицын: "Уже создался неотклонный накал. Питаемый самой предвзятостью обвинения подсудимого, он не иссякал и каждый день клеймил уже и свидетелей. И в этом разгаре В.Розанов видел потерю меры, особенно среди печати еврейской". Шквал юдофобских, расистских нападок на евреев того времени не в счет. Обидно, что последовал ответ на попытку поднять в России новую волну погромов. Но самая большая мерзость ждет читателя в описании финала "Дела Бейлиса". Солженицын в очередной раз не упускает случая показать всю злобную мстительность еврейской натуры. Одной из настоящих убийц Ющинского и свидетельницей, оболгавшей Бейлиса, была некая Вера Чеберяк. Вот как описывает конец ее жизни Солженицын: "В 1919 году совершился суд над Верой Чеберяк... Арестованный в том же Киеве чекист отметил в своих показаниях белым, что "Веру Чеберяк допрашивали все евреи - чекисты, начиная с Сорина" (председателя ЧК Блувштейна), при этом комендант ЧК Фаерман "над ней издевался, срывая с нее верхнее платье и ударяя дулом револьвера... Она отвечала: "Вы можете со мной делать, что угодно, но я что говорила... от своих слов и сейчас не откажусь... Говорила на процессе Бейлиса я сама... Меня никто не учил и не подкупал...". Ее тут же расстреляли", - ставит точку сам Солженицын. Перед смертью, значит, под страхом смерти, "героиня" Вера Чеберяк продолжала говорить правду о Бейлисе. Слова арестованного чекиста, судя по всему, русского человека, под сомнение не ставятся. Они в русле умозаключений Солженицына. Так по всей книге, о чем бы ни писал этот лауреат Нобелевской премии. Пишет о бесправии евреев - они пустяшны по сравнению с несчастьями коренного народа, пишет о драконовских постановлениях Николая Первого - вердикты царские начинают выглядеть, как настоящие благодеяния "жестоковыйному" племени. Александр Третий, по Солженицыну, тоже был всего лишь вынужден противостоять разрушительной силе мирового еврейства. И так далее и тому подобное. Фоном по книге идет бесконечное перечисление фактов эксплуататорской сущности злонамеренного племени. Тут Солженицын даже не побрезговал цитатой из Льва Троцкого, разоблачившего своего собственного отца - буржуя и кровососа. Папаша вождя перманентной революции плохо кормил своих рабочих, мяса не давал. А вот русские мукомолы, по сведениям писателя Солженицына, давали мясцо аж три раза в неделю. Автор книги старается быть осторожным, но постоянно срывается в откровенную юдофобию. Вот он описывает, как евреи злостно расхищали лесные богатства Курляндии, и подводит черту: "Все тут есть, в этой картине. И неутомимая динамика еврейской коммерции, движущая целыми государствами. И косные боязливые, бюрократические тормозящие запреты. И растущая еврейская досада на них, раздражение". Собственно, и всю свою книгу Солженицын написал, чтобы доказать бесспорную зловредность еврейской нации на фоне вполне терпимой и даже заботливой политики царизма и доброго отношения к евреям русского народа. Это доказывается повсеместно в первом томе его труда. Второй, судя по всему, докажет читателям, что еврейство, "движущее целыми государствами", отзовется на любовь к нему России чудовищной неблагодарностью, ответив на заботу и ласку "красным колесом" Октября. Вот главная идея Александра Исаевича. Думаю, ради этой идеи он и затеял свой компилятивный труд. "Никогда не признавал ни за кем права на сокрытие того, что было, - пишет в предисловии к своей книге Солженицын. - Не могу звать и к такому согласию, которое основывалось бы на неправедном освещении прошлого. Я призываю обе стороны - и русскую, и еврейскую - к терпеливому взаимопониманию и признанию своей доли греха, - а так легко от него отвернуться: да это же не мы..." О грехе еврейства перед русскими народом написано множество книг. О грехе русского - единицы. Солженицын не прибавил к этому количеству ни одного слова покаяния. Он вновь занялся одними еврейскими грехами. В книге все русские грехи весьма относительны и объяснимы, зато еврейские - абсолютны, и всегда следствие самой натуры еврея. Подступая ко второму тому своего труда, Солженицын замечает: "Марксистское движение в России и началось с еврейской молодежи в черте оседлости". Само собой разумеется, что через немецкого еврея Маркса эту чуму в Россию могли занести только евреи на идише. Тут бесполезно вспоминать, кто первый перевел этого бородача на русский язык, кто крутился вокруг этого еврея-антисемита, как бесполезно вообще оспаривать любой юдофобский бред. Солженицын не ограничивается одним голословным обвинением. Он расцвечивает полотно своей книги очередным вывертом-узором: "Впрочем, "Интернационал" был переведен на русский Аркадием Коцем еще в 1902 году. Так и возникли слова, молитвенно впитанные несколькими поколениями: "Вставай, проклятьем заклейменный" и "Весь мир насилья мы разрушим". Юдофобскими настроениями известны такие незаурядные умы, как Достоевский, Розанов, Шульгин и многие другие. Но кроме того, в России давно существует традиция "легальной" юдофобской литературы как таковой. В русле этой традиции и написал свою книгу автор "Архипелага ГУЛАГ". Хитро написал, повторим, изворотливо, осторожно, но суть его очередного сочинения от этого не меняется. За каждой строкой этой книги обычная, отштампованная давным-давно предвзятость, необъективность, ложь, но самое обидное: книга эта невыразимо скучна, в отличие от произведений Достоевского, Розанова и даже Шульгина. Солженицын повторяет зады, придуманные его предшественниками, мифологические схемы. Похоже, русская "легальная" юдофобия окончательно выдохлась. Видимо, и не нужна она нынче в России, где в любой момент может прогудеть набатом призыв: "Бей жидов!". Книгу Солженицына прочтут одни евреи. Видимо, и об этом догадывался писатель. Еврею первому он дал интервью по поводу этой книги (В.Лошак, "Московские новости"). В интервью этом Солженицын сказал, что он не антисемит, потому что евреи разными бывают, и вообще у него есть лучший друг - еврей - Миля Мазин. В общем, предоставил тоскливый, джентльменский, обычный для интеллигентного русского юдофоба, набор своей лояльности. С этим Милей "Московские новости" тут же устроили интервью. Наверняка не прочитав самой книги, газета "Еврейское слово" устроила благожелательную рекламу Солженицыну. В рекламе этой пишется, что первым прочел "Двести лет вместе" пресс-секретарь главного раввина России Берла Лазара - Борух Горин. Он сказал, что эта публикация "огромное событие" и весьма полезна для российских евреев, и добавил: "Нам повезло, что о евреях пишет нобелевский лауреат". (И не поймешь, чего тут больше: некомпетентности или раболепия перед любыми авторитетами?) Как "повезло", со временем расскажут, конечно, и ведущие русские юдофобы, но даже они вряд ли поднимут на щит автора. Русский фашизм точит на этого писателя зуб за разоблачения Сталина. Демократы, не без основания, подозревают Александра Исаевича в пристрастии к монархизму. Инородцы России, в связи и с этим, и с его ксенофобией, никогда не относились к Солженицыну с доверием. Автор "Двухсот лет вместе" "кожей" чувствует отсутствие читателя. Человек он горячий, талантливый (по крайней мере, таковым был), и смириться Александру Исаевичу с подобным, даже в старости, трудно. Вот и появился этот труд, призванный разорвать круг забвения, и в очередной раз решить "еврейский вопрос" в России. Только, повторим, з а ч е м решать вопрос, давно решенный самим временем. До Первой мировой войны в Российской империи насчитывалось до 6 миллионов евреев. Нынче в старых границах их не больше миллиона. Да и оставшиеся продолжают исход. (Берлы Лазары, их секретари, люди бизнеса, художественная интеллигенция в оковах языка и русской культуры - это особая публика). Все остальные бегут, только бы не принимать участия в вечном, опостылевшем, тошнотворном споре о том, кто хороший, а кто плохой, и почему вот уже больше тысячи лет наша замечательная родина не может устроить для своих граждан сносную жизнь? По сути дела, спором этим и занят Солженицын в своей книге. У евреев с русским народом многое разнится и главные вопросы разные. КТО ВИНОВАТ? - это русский вопрос. ЗА ЧТО? - еврейский. Солженицын в очередной раз отвечает на оба этих вопроса. Во всем виноваты евреи, и вина их имеет определяющее значение в горестной судьбе русского народа. Евреи же, по мысли Солженицына, должны успокоиться, не надо им больше спрашивать: "За что?". Ответ очевиден: За дело! И поделом! Но все это евреи уже проходили, и не раз. Фашистская Германия оказалась самым успешным, терпеливым и настойчивым учителем еврейского сознания. Кстати, книгу свою Солженицын написал так, будто не было до его навета "окончательного решения еврейского вопроса". Большой писатель сам стремится решить этот вопрос. Окончательно.

Аркадий Красильщиков,


Copyright 2000 - "ПОЕТИЧНІ МАЙСТЕРНІ" - Львів